namenlosen (namenlosen) wrote,
namenlosen
namenlosen

Category:

Бабочки

Поэксплуатирую я еще записи моего старшего детя. Забавно, но я об этих вещах стала задумываться гораздо позже, чем она. Именно в аспекте - судить по намерениям.
---------------

Мы все с детства знаем, что хорошо, а что плохо. Говорить правду – хорошо, а лгать – плохо, конечно же. Эти истины мы впитываем с молоком матери, их нашептывают нам тысячи голосов и показывают миллионы образов, и мы даже не осознаем этого. Наш мир так легко разделяется на черно-белый.

Нам говорят, что людей судят по их делам. Это мы усваиваем сразу же – хочешь, чтобы тебя считали хорошим – поступай хорошо. Детские истины.

Правда, иногда, после захода солнца, когда мы остаемся с самими собой наедине, в нашей голове появляются голоса, которые говорят с нами, и, если нам очень сильно повезет, то мы слышим их. А если мы еще и мудры, то мы начинаем говорить с этими голосами. Это очень робкий диалог – мы прощупываем почву, делаем осторожные, несмелые шаги. Часто то, что эти голоса рассказывают нам, нас так пугает, что мы пытаемся заглушить их всеми силами – мы работаем на износ, а потом ночами не спим, и голоса утопают в громкой музыке. Мы уговариваем нас, что все, что говорят нам голоса, это неправда.
"Это не то, что ты хочешь. Остановись».

«Ты сделал это действительно для нее, или потому, что хочешь показаться хорошим?»

«Не лги себе и не рассказывай им о том, что действуешь в их интересах. Это не так, и ты знаешь это. Ты делаешь это для себя».

«Признай свою гордыню!»

«Ты делаешь это из зависти!»

Неслышимые, игнорируемые, заглушенные голоса улетают прочь – как бабочки. Бабочки с черными крыльями.

Много лет спустя мы становимся мудрее – не все из нас, но многие. А еще порой мы обретаем такую смелость, что можем признаться самим себе – о людях говорят не поступки, а мотивы, лежащие в основе поступков.

И мы пытаемся поймать этих бабочек – хотя бы одну из них, самую маленькую и слабую. Ловить бабочек голыми руками – не то ли еще испытание? Отвергнутые, сами садившиеся на твои плечи и говорившие с тобой, они улетают все дальше, порхая тонкими обугленными крыльями, и становятся все недосягаемее. И, даже поймав одну или две, мы не испытываем облегчения.

Мы не знаем одной лишь тайны об этих бабочках – именно тогда, когда они сами шепчутся с нами, когда они сами садятся на наши руки – нам достаточно посмотреть на их черные крылья, принять их существование, принять их как часть себя.

«Да, я завидую. Я умею завидовать. Это нормально».


«Я делаю это для себя, а не для нее. Мне хорошо с ней. Я знаю, что это эгоистично».

«Я помогу ему, и меня будут считать хорошим парнем. Это поможет мне получить лучшую должность. А на него мне все равно».

И в этом вся простая тайна: после этого крылья бабочек становятся белыми.

И только оттого, будем ли мы достаточно смелыми, чтобы посмотреть своим самым страшным демонам в лицо, чтобы поговорить с ними, принять их, как часть себя, будет зависеть то, будет ли наше сердце полно белых бабочек.

Или там останутся только они – одинокие, забытые, озлобленные, но навечно неуловимые – бабочки с черными крыльями.
Tags: деть
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 59 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →